?

Log in

No account? Create an account

Категория: отзывы

"АиФ Про Здоровье", №10 (96), октябрь 2015
грузинский алфавит
n_ts
Николай Цискаридзе: «Наконец-то могу есть, что хочу!»

Бывший знаменитый танцовщик Большого театра Николай Цискаридзе рассказал журналу «ПРО Здоровье», что его талия долгие годы оставалась 66 см и до сих пор, в 41 год, он носит тот же размер одежды, что и 20 лет назад.



Ольга Шаблинская, «ПРО Здоровье»: Талия у вас по-прежнему 66 см?
Николай Цискаридзе: Ой, теперь уже не 66, и слава богу. Сейчас могу есть всё, что хочу. Я так счастлив от этого. Когда началась травля на меня и все стали говорить: «Вы посмотрите, как он увеличился», - я ничего не отвечал. Что значит «увеличился»? Костюм как застёгивался на мне 20 лет назад, так и застёгивается. Другое дело, что юноша в 20 лет и мужчина, даже если он худой, в 40 не могут выглядеть одинаково. Несмотря на то что размер сохраняется, земное притяжение никто не отменял.

- Помню, вы раньше мне говорили, что едите эклеры после сковородки картошки.
- Это я ел до 33 лет. Потом уже вечерами не ел. А сейчас стараюсь держать себя в форме, чтобы размер одежды оставался прежним. У меня много красивых вещей, которые надо будет выбрасывать. Больше меня ничего не волнует. Меня никогда не волновало, как я выгляжу в жизни, для меня главное было - результат на сцене. А сейчас для меня главное - как дети выглядят на смене, во что они одеты, чтобы они не сели на холодный пол, чтобы везде лежали ковры.
Я прочитал очень хорошую фразу: не надо воспитывать детей, воспитывайте прежде всего себя. Когда ты ребёнку говоришь «не кури», но сам при этом не выпускаешь сигарету изо рта, грош цена твоим словам. Поэтому я в последнее время очень много занимаюсь самовоспитанием.

Читать дальше...Свернуть )

Николай Цискаридзе: «Мне оформили прописку прямо в Бастилии»
портрет
zhyraffchik
Людмила Томчук 
На следующей неделе на канале «Россия К» — премьера четырехсерийного проекта «Оперные театры мира»

Гидом по Парижской национальной опере для телезрителей стал Николай Цискаридзе.

— Николай, какую роль сыграла парижская сцена в вашей карьере?

— Очень значительную. Opera de Paris — закрытая организация. Если вы не учились в школе Парижской оперы и если вы не француз по гражданству, вас не возьмут в труппу. В 1980-е годы директором балетной труппы Парижской оперы был Рудольф Нуриев, и он в этот период приглашал много разных исполнителей в качестве гостей — guest star. После того как он ушел, я был первым, кого пригласили после десятилетнего перерыва. И на это обратили внимание. Пресса была не только парижская — даже лондонский критик Клемент Крисп приезжал и давал рецензии на меня в Financial Times.

— Правда ли, что настоящее признание в искусстве можно получить только в Париже?

— В балетном искусстве — только в Париже. Это не только в наше время, так было всегда — и в император-ское время, и в советское. Те же Матильда Кшесинская и Анна Павлова стремились получить признание в Париже, а потом уже в других странах.

— Как вы оцениваете современный уровень Большого театра? Сопоставим ли он с мировыми сценами?

— А его пока нет. Большой театр срыли. Когда его обратно построят, тогда и будем рассуждать.

— Действие мюзикла Эндрю Ллойда Уэббера «Призрак оперы» происходит именно в Парижской опере. Есть ли почва для подобных мистических историй?

— Есть там всякая мистика. Считается, что 13 — опасное число, потому что на 13-й ступеньке упала танцовщица и скончалась, на 13-е место упала люстра и убила зрительницу. Есть ложа, в которой, как подразумевается, сидит Призрак оперы. На ней всегда написано, что она забронирована, — это ложа № 5.

— А с вами какие-то необычные истории случались?

— Я, к сожалению, упал именно на сцене Парижской оперы и получил колоссальную травму. Это было в 2003 году. Хорошо, что это произошло именно там: в России я бы никогда не вылечился. После такой травмы, которая была у меня, никто не смог вернуться на сцену, а там меня поставили на ноги. Я вернулся на ту же ступеньку, с которой ушел. Еще, что очень смешно, я единственный человек в мире, который прописан в дирекции Парижской оперы. Я не был гражданином Франции, а нужно было получить страховку. Меня и прописали в Бастилии. У меня во всех документах стоит адрес: рю де Лион, Бастилия. Люди оттуда бежали, а я там прописан.

— Вас все чаще можно увидеть по телевизору не только в качестве танцора, но и как ведущего. Сейчас вы «жюрите» в проекте «Танцы со звездами», например. Это такой постепенный уход на творческую пенсию?

— Я это стал делать очень давно. Тогда о пенсии никто не думал. Есть много разных передач, в которых приятно принимать участие, и я это делаю с большим удовольствием. Все, что не надо танцевать, — это легко. Без телевидения нынешняя жизнь немыслима. Оно очень сильно формирует не только вкусы, но и сознание нашего народа. Если ты можешь как-то повлиять на то, чтобы это было лучше, почему бы и нет.
 

(http://www.trud.ru/article/24-03-2010/238692_nikolaj_tsiskaridze_mne_oformili_propisku_prjamo_v_bastilii.html)
Метки: